Союз благотворительных организаций России (СБОР)

+7 (495) 225-13-16
Общий контактный телефон
Благотворительность вместо сувениров Единый номер для СМС пожертвований
Социальная благотворительная программа «Рука помощи»
Требуется помощь
Марина Гуляева Марина Гуляева 1 июля 2008 г.р.
г. Тамбов

Клинический диагноз
Клинический диагноз: левосторонний грудной сколиоз III степени, плосковальгусная деформация стоп.
Показано: ношение специализированного корсета и реабилитация.
Необходимо: 357 100 руб. на оплату обседования и изготовление корсета.
Подробнее в хронике акции
280 908,00357 100,00
Оказать помощь
Вова Сугак Вова  Сугак 29 апреля 2004 г.р.
г. Мытищи, Московская область.

Клинический диагноз
Клинический диагноз: шизофрения, детский тип, олигофреноподобный дефект, кататонический, психопатоподобный синдром.
Показано: 4 курса лечения и индивидуальные занятия.
Необходимо: 500 000 рублей на лечение и реабилитацию.
Подробнее в хронике акции
99 042,00500 000,00
Оказать помощь
Главная страница :: Информация :: Новости :: Новости благотворительности :: Рейтинг регионов по качеству взаимодействия с НКО

Рейтинг регионов по качеству взаимодействия с НКО


Подведены итоги II конкурса Министерства экономического развития РФ для социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО), цель которого – поддержать программы, направленные на развитие инфраструктуры некоммерческого сектора. Победителями конкурса стали 48 организаций. На средства федерального бюджета (162 млн рублей) они займутся информационной, консультационной, методической и организационной (в части помощи в привлечении добровольцев) поддержкой СО НКО. О работе конкурсной комиссии, проектах-победителях двух федеральных конкурсов, региональных программах поддержки СО НКО и планах министерства по развитию некоммерческого сектора корреспонденту Агентства социальной информации рассказал заместитель директора Департамента стратегического управления (программ) и бюджетирования министерства Илья Чукалин.

Корр.: Илья Владимирович, сколько из поступивших на конкурс 702 заявок Вам удалось посмотреть лично?

И.Ч.: Больше половины, в том числе часть заявок, которые не были допущены к участию в конкурсе по результатам первичной проверки. Таких, кстати, стало меньше – 163 из 702 против 233 из 496 в 2011 году.

Корр.: Сложно было выбрать лучшие? На что организациям, не прошедшим конкурсный отбор (93% от подавших заявки), стоит обратить внимание в будущем?

И.Ч.: К сожалению, немногие НКО внимательно изучили наши рекомендации по подготовке заявок и следовали им. Некоторые отнеслись к конкурсу как к еще одному возможному источнику финансирования: не обратили внимания на его специфическую направленность или попытались «подогнать» заявку под наши требования. Минэкономразвития не финансирует текущую деятельность СО НКО и оказание социальных услуг. Задача конкурса – формирование инфраструктуры, обеспечивающей развитие некоммерческого сектора через консультирование, обмен опытом, информационную поддержку, привлечение добровольцев. Только такие программы были допущены к участию. Явно выдающихся среди них не было, но были хорошие. Члены конкурсной комиссии оценивали как опыт и кадровый потенциал организации, так и проработанность и востребованность поданной на конкурс программы. Некоторые известные своим успешным опытом организации представили недоработанные заявки, некоторые недавно зарегистрированные организации – серьезные и хорошие заявки. Поддержку получили участники конкурса с высокими оценками по большинству критериев.

Корр.: Расскажите, пожалуйста, подробнее об этих критериях.

И.Ч.: Главный критерий - соотношение затрат на осуществление программы и предполагаемого эффекта от ее реализации. Если в программе не были указаны конкретные планируемые результаты, не была обоснована и детализована смета, заявка по этому критерию получала низкие баллы. Также оценивались география реализованных организацией программ, опыт поддержки других СО НКО и кадровый потенциал. Чтобы получить высокие оценки, недостаточно было деклараций, указания громких имен среди соисполнителей и расчета на то, что члены конкурсной комиссии что-то знают об организации. Оценивались предоставленные в составе заявки подтверждение опыта и квалификации исполнителей, описание «историй успеха», «письма поддержки» от заинтересованных в программе организаций. Пятый критерий – ожидаемый размер собственного вклада в реализацию программы.

Корр.: Какие документы, кроме программы и сметы, запрашивались у организаций?

И.Ч.: Выписка из ЕГРЮЛ, копии устава и отчетности в Министерство юстиции РФ за 2011 год. Устав позволяет определить, является ли некоммерческая организация социально ориентированной. Выписка из ЕГРЮЛ подтверждает полномочия руководителя организации и сведения о ее юридическом адресе, дате создания, ИНН, ОГРН. Отчетность в Минюст содержит информацию о проведенных СО НКО мероприятиях и использовании средств. В будущем все эти документы мы постараемся получать не от НКО, а напрямую в рамках межведомственного взаимодействия. Мы также рекомендовали участникам конкурса прилагать к заявке «письма поддержки», но это не было обязательным условием.

Корр.: А справки об отсутствии задолженности перед бюджетом и внебюджетными фондами? Их предоставление было обязательным условием участия в некоторых региональных конкурсах.

И.Ч.: Мы их не запрашивали. Во-первых, вопрос не в факте наличия задолженности, а в ее размере. Если просто записать в положении, что наличие задолженности - основание для отклонения заявки, то участвовать в конкурсе не смогут и организации с долгом в 1 копейку или несколько десятков рублей. Такие задолженности по налогам и пени есть у многих организаций - из-за ошибок в указании кодов бюджетной классификации и других реквизитов в платежных поручениях. Во-вторых, сбор справок из налогового органа и внебюджетных фондов – дополнительная нагрузка на участников конкурса. Если региональная власть хочет «застраховаться» от поддержки должников, можно требовать соответствующую справку у победителей конкурса. Очевидно, что для отказа в бюджетном финансировании задолженность перед бюджетом должна быть значительно больше нескольких десятков рублей.

Корр.: Могли ли участвовать в конкурсе НКО, зарегистрированные менее года назад?

И.Ч.: Да, но им сложно было получить высокие баллы по критериям, учитывающим количество регионов, на территории которых были реализованы программы, и успешный опыт по поддержке других НКО. Это уменьшало шансы на победу.

Корр.: Кто отбирал проекты в этом и прошлом году? Какова процедура принятия решений?

И.Ч.: Оценивала заявки конкурсная комиссия, состав которой изменился по сравнению с 2011 годом. В нее вошло больше представителей Общественной палаты РФ и независимых экспертов, представителей власти осталось столько же. Необходимый для победы совокупный балл по пяти критериям, как и в 2011 году, устанавливал Координационный совет по государственной поддержке СО НКО. В этом году для победы необходимо было набрать не менее 59 баллов.

Корр.: Могли ли участвовать в работе конкурсной комиссии эксперты, заинтересованные в победе тех или иных проектов?

И.Ч.: В работе конкурсной комиссии – да, в рассмотрении конкретных заявок – нет. Дело в том, что процесс формирования конкурсной комиссии идет параллельно с приемом заявок на конкурс, иначе это может значительно увеличить сроки их рассмотрения. В большинстве случаев член конкурсной комиссии не предполагает о наличии своей возможной заинтересованности, пока не увидит весь список НКО, подавших заявки. В некоммерческом секторе сложно найти экспертов, которые не были бы так или иначе связаны с конкретными организациями. Кому-то много лет назад возмещались расходы по участию в конференции, кто-то получил гонорар за статью. Подлежащим декларированию как потенциальный «конфликт интересов» было признано наличие любых договорных отношений и получение материальной выгоды (в том числе в прошлом), членство в органах управления организаций, работа там близких родственников. Сведения о наличии реальной или возможной заинтересованности членов конкурсной комиссии в результатах рассмотрения конкретных заявок было решено сделать общедоступными – они указаны в протоколе, опубликованном на сайте министерства. В случае «конфликта интересов» член конкурсной комиссии покидал зал заседания на время рассмотрении конкретной заявки.

Корр.: Почему в 2012 году на финансирование проектов выделено на 30 млн больше, чем в 2011 году?

И.Ч.: 132 млн рублей в 2011 году и 162 млн рублей в нынешнем – не такие большие средства для конкурса программ НКО по развитию инфраструктуры некоммерческого сектора в масштабах страны. Минздравсоцразвития РФ на финансирование общественных организаций инвалидов и других НКО социальной сферы выделено почти 3 млрд рублей. Сумма поддержки НКО, участвующих в развитии институтов гражданского общества («президентские гранты»), составит 1 млрд рублей. Минкультуры РФ в 2012 году предоставит профильным НКО более 0,5 млрд рублей.

Корр.: Почему изменился по сравнению с прошлым годом максимальный размер субсидии?

И.Ч.: Он зависит от числа победителей конкурса и запрошенных ими сумм. В этом году Координационный совет решил поддержать большее число программ с уменьшением запрошенного размера субсидий, поскольку счел часть расходов в сметах ряда программ недостаточно обоснованными или завышенными.

Корр.: Будут ли опубликованы отчеты 35 СО НКО, профинансированных Минэкономразвития в 2011 году? Оправдываются ли возложенные на них ожидания?

И.Ч.: Победители прошлогоднего конкурса получили субсидии в конце декабря, их программы рассчитаны на весь 2012 год, поэтому об итогах говорить рано. Министерство готовит конкурс на проведение независимого мониторинга профинансированных программ. Результаты этого мониторинга, как и отчеты победителей конкурса, мы обязательно разместим в открытом доступе.

Корр.: Наряду с федеральными конкурсами в рамках программы поддержки СО НКО проходит отбор проектов в регионах. Как там формируются конкурсные комиссии? Кто определяет критерии отбора проектов? Может ли Минэкономразвития влиять на происходящее в регионах, например, корректировать сроки проведения конкурсов и максимальный размер субсидии? Или такое вмешательство со стороны федерального министерства неоправданно?

И.Ч.: Министерство оказывает содействие в проведении региональных конкурсов рекомендациями и методической помощью. Другие механизмы могут быть задействованы только в случае явных нарушений. Конкурсную документацию разрабатывают региональные органы исполнительной власти самостоятельно, но многие из них берут за основу подготовленный нами модельный документ. При этом соглашениями о софинансировании программ поддержки СО НКО из федерального бюджета между Минэкономразвития и субъектами Федерации предусмотрено проведение министерством контрольных мероприятий и оценки эффективности использования предоставленных субсидий. Мы планируем проанализировать практику проведения конкурсов в регионах и по итогам этой работы подготовить дополнительные рекомендации, а также отметить лидеров и аутсайдеров.

Корр.: Регионы вправе не обнародовать информацию о составе конкурсных комиссий и победителях конкурсного отбора?

И.Ч.: Этот вопрос находится в компетенции региональных властей, но наше министерство считает подобную ситуацию недопустимой.

Корр.: Как предполагается мотивировать регионы к развитию некоммерческого сектора и межсекторному взаимодействию? Ведь в 2011 году возможность участия в федеральной программе поддержки СО НКО проигнорировали 30 регионов.

И.Ч.: Постановлением Правительства РФ от 23 августа 2011 года N 713 всем регионам было рекомендовано утвердить программы поддержки СО НКО. Мы связываемся с теми, кто этого не сделал, выясняем причины, оказываем консультационную и методическую поддержку. В ближайшее время программы поддержки планируют принять Ивановская и Вологодская области. Кроме того, мы предполагаем создать рейтинг регионов по качеству взаимодействия с некоммерческими организациями, в том числе учтем внедренные меры поддержки СО НКО.

Корр.: В прошлые годы министерство содействовало принятию ряда законодательных актов: о совершенствовании налогообложения НКО и благотворительной деятельности, о пониженной ставке тарифов страховых взносов, о социальной рекламе. Расширен перечень организаций, пожертвования в которые дают право на налоговый вычет по НДФЛ. Не пора ли ввести льготы по налогу на прибыль для жертвователей-компаний?

И.Ч.: Минэкономразвития придерживается позиции, что это целесообразно делать в форме налогового вычета, что практикуется во многих странах. Можно разрешить компаниям включать пожертвования социально ориентированным некоммерческим организациям в состав внереализационных расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль. С установлением предельного размера такого вычета, конечно. Такой законопроект уже разрабатывается в министерстве.

15.05.2012(0)

Комментарии

Оставить комментарий




В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.