Союз благотворительных организаций России (СБОР)

+7 (495) 225-13-16
Общий контактный телефон
Благотворительность вместо сувениров Единый номер для СМС пожертвований
Требуется помощь
Вова Сугак Вова  Сугак 29 апреля 2004 г.р.
г. Мытищи, Московская область.

Клинический диагноз
Клинический диагноз: шизофрения, детский тип, олигофреноподобный дефект, кататонический, психопатоподобный синдром.
Показано: 4 курса лечения и индивидуальные занятия.
Необходимо: 500 000 рублей на лечение и реабилитацию.
Подробнее в хронике акции
99 042,00500 000,00
Оказать помощь
Ксюша Брюханова Ксюша Брюханова 18 августа 2007 г.р.
г. Тверь

Клинический диагноз
Клинический диагноз: диспластический правосторонний грудной сколиоз III степени.
Показано: ношение специализированного корсета и реабилитация.
Необходимо: 264 900 руб. на оплату обследования, лечения и изготовление корсета.
Подробнее в хронике акции
198 524,00264 900,00
Оказать помощь
Главная страница :: Информация :: Новости :: Новости благотворительности :: Благотворительность в России: как изменилась филантропия за последние 30 лет

Благотворительность в России: как изменилась филантропия за последние 30 лет


Отчет о развитии благотворительности в России, подготовленный фондом «КАФ» и объединением Philanthropy for Social Justice and Peace (PSJP), показал рост пожертвований с одной стороны и избирательное отношение жертвователей к получателям денег – с другой.

Как сообщает АСИ, отчет «Благотворительность в России» подготовила Кэролайн Хартнелл, консультант-редактор портала PSJP при участии журнала Alliance, WINGS и фонда «КАФ».

Доклад описывает развитие российской благотворительности на основе интервью с российскими экспертами и практиками – представителями благотворительных фондов «Подари жизнь», «Старость в радость», В. Потанина, «Наше будущее», «Система» и других специалистов некоммерческого сектора. Главными организациями для развития филантропии в России названы «КАФ» и Форум Доноров.

За последние 20 лет в России появилось около 140 тыс. некоммерческих организаций, но немногие из них готовы выйти за рамки традиционных направлений поддержки, говорится в докладе. Согласно результатам отчета, самым выдающимся успехом в развитии филантропии в России за последние десять лет стал рост частных пожертвований среднего класса. По исследованиям фонда «КАФ», в 2017 году пожертвования совершили 53% населения России. В основном они помогают детям, религиозным организациям и бедным людям.

В числе других достижений – развитие местной благотворительности и создание фандрайзинговых благотворительных фондов. Причем самыми быстрыми темпами в нашей стране растут «сельские фонды».

Выводы исследователей говорят о том, что благотворительность в России становится более системной – фонды создают стратегии благотворительности и оценивают ее результаты. Крупнейшим «игроком» названа корпоративная благотворительность, причем осуществляемая самими компаниями, а не корпоративными фондами. Согласно исследованию, общий бюджет, выделенный на благотворительность, 60 крупных компаний (в России и за рубежом) с 2013 по 2016 год вырос с более чем на 10 млрд рублей и составил 43,9 млрд рублей.

«Доклад достаточно сбалансирован и представляет, может быть, даже более радужную картину, чем мы видим сами. При формулировке целого ряда значимых успехов, например, в сфере развития массовой благотворительности, в докладе отмечен и существенный пробел – практически полное отсутствие какого-либо прогресса в импакт-инвестировании (инвестиции в социальную сферу)», – рассказала Агентству социальной информации (АСИ) Мария Черток, директор фонда «КАФ».

Отмечено и ограниченное финансирование правозащитных организаций. Многие из них, согласно российскому законодательству, подпадают под определение «иностранного агента». Лишь некоторые успешно привлекают пожертвования граждан. Среди них – правозащитный проект «ОВД-инфо», который отслеживает общественные протесты, и фонд «Право матери», помогающий семьям, в которых сыновья погибли на военной службе.

В докладе подчеркивается, что развитию российской благотворительности мешают неблагоприятная законодательная среда (в том числе закон об «иностранных агентах»), отсутствие прозрачности и саморегулирования, нежелание фондов и людей поддерживать непопулярные темы. Кроме того, почти вся инфраструктура третьего сектора сосредоточена в Москве и крупных городах. В числе ограничивающих факторов в этой сфере и недоверие к НКО, из-за которого люди предпочитают жертвовать непосредственно нуждающимся.

«Всегда есть какие-то сложности определенного этапа развития, – добавляет М. Черток. – Наверняка все эти барьеры можно преодолеть, но могут возникнуть новые. Во многом барьеры связаны с какими-то обстоятельствами внешней среды. Хотя есть и те, что вызваны недостаточным профессионализмом сектора. С этим мы будем общими усилиями справляться».

Доклад показывает и перспективы дальнейшего развития филантропии.

«Думаю, основное движение будет в направлении развития частных пожертвований и вовлечения граждан – у нас в этом действительно большие успехи. Очень много организаций работают над тем, чтобы частная благотворительность стала более системной, осознанной, регулярной. Здесь нас ждет много достижений. Мне кажется, что у нас не произошло того прогресса в развитии частных фондов, созданных богатыми людьми, который мог бы быть. Учитывая  капиталы, созданные в России, частных фондов явно мало и они недостаточно большие. Хотя некоторые из них очень интересно и системно работают, но их можно пересчитать по пальцам. Будем надеяться, что в этом направлении тоже будет существенный прогресс в ближайшие годы, может быть даже прорыв, который по объемам благотворительности и осмысленности поставит нас вровень с другими странами», – резюмировала директор фонда «КАФ».

14.02.2018(0)

Комментарии

Оставить комментарий




В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.